Preview

Фармакогенетика и фармакогеномика

Расширенный поиск

Оценка влияния полиморфизма гена рецептора витамина D A283G на тяжесть менопаузальных расстройств и качество жизни постменопаузальных женщин города Екатеринбурга

https://doi.org/10.37489/2588-0527-2021-2-4-5

Полный текст:

Аннотация

Цель. Оценить частоту выявления полиморфных маркеров гена VDR A283G (rs1544410) и обеспеченность 25(OH)D в популяции женщин поздней постменопаузы, проживающих в городе Екатеринбурге. Установить возможный генетический вклад в выраженность менопаузальных расстройств и качество жизни женщин.

Для цитирования:


Вихарева А.А., Сафьяник Е.А., Изможерова Н.В., Попов А.А., Рябинина А.В. Оценка влияния полиморфизма гена рецептора витамина D A283G на тяжесть менопаузальных расстройств и качество жизни постменопаузальных женщин города Екатеринбурга. Фармакогенетика и фармакогеномика. 2021;(2):4-5. https://doi.org/10.37489/2588-0527-2021-2-4-5

Введение

Существование более 50 метаболитов витамина D, прямое и опосредованное их действие на ген рецептора витамина D (VDR) определяет уникальность D-гормона в отношении не только костных, но и внекостных эффектов [1]. Для гена рецептора витамина D (VDR) характерен генетический полиморфизм, то есть существование различных аллельных вариантов этого гена в популяции [2]. Предполагается, что полиморфные варианты могут быть причиной как снижения, так и повышения функции витамина D. Одним из наиболее значимых полиморфизмов гена VDR, модулирующих биологические эффекты витамина D, является A283G (BsmI). Показано, что полиморфный вариант BsmI связан с активностью или экспрессией VDR, что может оказывать влияние на прямые и плейотропные эффекты витамина D [3].

Цель

Оценить частоту выявления полиморфных маркеров гена VDR A283G (rs1544410) и обеспеченность 25(OH)D в популяции женщин поздней постменопаузы, проживающих в городе Екатеринбурге. Установить возможный генетический вклад в выраженность менопаузальных расстройств и качество жизни женщин.

Материалы и методы

В настоящем одномоментном исследовании приняло участие 100 женщин в возрасте от 57 до 79 лет в поздней постменопаузе, самостоятельно проживающих в г. Екатеринбурге. Методом полимеразной цепной реакции в режиме реального времени определены полиморфные маркеры гена VDR A283G (AA/AG/GG). Материалом для выделения ДНК служила венозная кровь. Концентрация 25(OH)D определялась методом электрохемилюминесцентного иммуноанализа (ECLIA). Выраженность менопаузальных расстройств оценивали с помощью модифицированного менопаузального индекса (ММИ) [4]. Качество жизни оценивалось с помощью опросника SF-36v2 [5], данные представлены по 10 шкалам: физическое функционирование (ФФ); ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием (РФФ); физическая боль (Б); общая оценка здоровья (ОЗ); жизненная активность (Ж); социальное функционирование (СФ); ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием (РФЭ); психическое здоровье (ПЗ); физический компонент здоровья (ФКЗ); психологический компонент здоровья (ПКЗ).

Статистическая обработка данных проводилась с помощью программного пакета Statistica 13.0. Учитывая, что характер распределения не соответствует нормальному, для сравнения несвязанных совокупностей использовался критерий Манна–Уитни. В выборках рассчитаны медианы, 25-й, 75-й процентили. Различия данных считались статистически значимыми при значениях р < 0,05. Исследование одобрено локальным этическим комитетом ФГБОУ ВО УГМУ Минздрава РФ 19.10.2018 г.

Результаты

Генотип GG полиморфного маркера BsmI гена VDR определён у 40 % обследованных, AG – у 47 %, AA – в 13 % случаев. Аллель G встречалась в 63,5 %, аллель А – в 36,5 % случаев. Адекватный уровень 25(OH) D установлен в 17 %, недостаточность – в 37 % и дефицит – в 46 % случаев, в том числе тяжёлый дефицит – в 4 %. Медианы концентрации 25(OH)D составили 16,2 нг/мл (13,9; 21,59), 22,3 нг/мл (17,5; 29,7) и 20,0 нг/мл (15,1; 24,8) у женщин с AA-генотипом, AG-генотипом и GG-генотипами, соответственно. Статистические различия в отношении обеспеченности 25(OH)D установлены для AA и AG генотипов полиморфного маркера BsmI гена VDR (p = 0,03).

Сравнение выраженности менопаузальных расстройств и качества жизни в 2 группах — АА-генотип и AG-генотип (группа 1, n = 60) и GG-генотип (группа 2, n = 40) выявило более высокие показатели тяжести менопаузальных расстройств в группе 1 по сравнению с группой 2: 14 баллов (9; 16) против 11,5 (8,5; 16,5) по нейровегетативным симптомам (p = 0,34); 7 баллов (5;9) против 6 (4; 7,5) по обменно-эндокринным симптомам (p = 0,01); 10 баллов (8; 12,5) против 7,5 (5,5; 10,5) по психоэмоциональным симптомам (p = 0,03); 31 балл (23; 36,5) против 25,5 (19,5; 33,0) по суммарному ММИ (p = 0,02).

Оценка качества жизни выявила значимо более низкие показатели в группе 1: ФФ – 70 баллов (50; 80) и 70 (57,5; 85); РФФ – 50 баллов (37,5; 75) и 53,1 (46,8; 75); Б – 50 баллов (41; 62) и 56,5 (41; 72,5); ОЗ – 45 баллов (40; 55) и 47,5 (38,5; 61); Ж – 50 баллов (40; 50) и 55 (40; 60); СФ – 62,5 балла (50; 75) и 75 (50; 87,5); РФЭ – 58,3 балла (50; 75) и 70,8 (50; 87,4); ПЗ – 56 баллов (48; 64) и 60 (48; 72); ФКЗ – 41,2 балла (35,1; 45,1) и 43,3 (35,4; 46,2); ПКЗ – 41,5 балла (37,7; 46,6) и 44,6 (39,5; 51,5) в группе 1 и 2, соответственно. Статистически значимые различия выявлены по шкале Б (p = 0,02), по остальным шкалам различия не были значимыми (p > 0,05).

Заключение

В популяции жительниц г. Екатеринбурга в поздней постменопаузе преобладают AG и GG-генотипы полиморфного маркера BsmI гена VDR A283G (rs1544410), в то время как AA генотип встречается лишь в 13 % случаев. Высоко распространены недостаточность и дефицит концентрации 25(OH)D сыворотки крови, а оптимальную обеспеченность имеют лишь 17 % пациенток. AA-генотип ассоциирован со сниженной обеспеченностью 25(OH)D. Женщины, имеющие GG-генотип полиморфного маркера BsmI, отмечают меньшую выраженность менопаузальных расстройств и демонстрируют лучшие показатели качества жизни (в частности, меньшую интенсивность боли, способной ограничивать повседневную активность). Полученные данные требуют дальнейших исследований, учитывая возможную проективную роль G аллели в отношении менопаузальных расстройств и качества жизни пациенток поздней постменопаузы.

Список литературы

1. Громова О.А., Торшин И.Ю. Витамин D – Смена парадигмы. – М.: ГЭОТАР-Медиа; 2021. – 736 с. DOI: 10.33029/9704-5787-0-VDPS-2021-1-736.

2. Uitterlinden AG, Fang Y, Van Meurs JB et al. Genetics and biology of vitamin D receptor polymorphisms. Gene. 2004;338(2):143–156. DOI: 10.1016/j.gene.2004.05.014.

3. Palomba S, Orio F Jr, Russo T et al. BsmI vitamin D receptor genotypes influence the efficacy of antiresorptive treatments in postmenopausal osteoporotic women. A 1-year multicenter, randomized and controlled trial. Osteoporos Int. 2005;16(8): 943–952. DOI: 10.1007/s00198-004-1800-5.

4. Сметник В.П., Ткаченко Н.М., Глезер Г.А., Москаленко Н.П. Климактерический синдром. – М.: Медицина; 1988.

5. Brazier JE, Harper R, Jones NM et al. Validating the SF-36 health survey questionnaire: new outcome measure for primary care. BMJ. 1992;305(6846): 160–164. DOI: 10.1136/bmj.305.6846.160.


Об авторах

А. А. Вихарева
ФГБОУ ВО «Уральский государственный медицинский университет» Министерства Здравоохранения Российской Федерации
Россия

Екатеринбург



Е. А. Сафьяник
ФГБОУ ВО «Уральский государственный медицинский университет» Министерства Здравоохранения Российской Федерации
Россия

Екатеринбург



Н. В. Изможерова
ФГБОУ ВО «Уральский государственный медицинский университет» Министерства Здравоохранения Российской Федерации
Россия

Екатеринбург



А. А. Попов
ФГБОУ ВО «Уральский государственный медицинский университет» Министерства Здравоохранения Российской Федерации
Россия

Екатеринбург



А. В. Рябинина
ФГБУН «Институт высокотемпературной электрохимии» Уральского отделения Российской академии наук
Россия

Екатеринбург



Рецензия

Для цитирования:


Вихарева А.А., Сафьяник Е.А., Изможерова Н.В., Попов А.А., Рябинина А.В. Оценка влияния полиморфизма гена рецептора витамина D A283G на тяжесть менопаузальных расстройств и качество жизни постменопаузальных женщин города Екатеринбурга. Фармакогенетика и фармакогеномика. 2021;(2):4-5. https://doi.org/10.37489/2588-0527-2021-2-4-5

Просмотров: 159


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2686-8849 (Print)
ISSN 2588-0527 (Online)