Preview

Фармакогенетика и Фармакогеномика

Расширенный поиск

Генетические предпосылки снижения концентрации ретинола в сыворотке крови

https://doi.org/10.24411/2588-0527-2019-10036

Полный текст:

Аннотация

В данной статье рассматривается метаболизм витамина А, значимые гены, играющие важную роль в метаболизме витамина А и однонуклеотидные замены в них, ассоциированные с пониженной концентрацией витамина А в крови и различными заболеваниями. Также рассмотрены современные рекомендации по питанию и медикаментозному лечению гиповитаминоза А.

Для цитирования:


Зеленская Е.М., Лифшиц Г.И. Генетические предпосылки снижения концентрации ретинола в сыворотке крови. Фармакогенетика и Фармакогеномика. 2019;(1):12-16. https://doi.org/10.24411/2588-0527-2019-10036

For citation:


Zelenskaya E.M., Lifshits G.I. Genetic prerequisites for reducing serum retinol concentration. Pharmacogenetics and Pharmacogenomics. 2019;(1):12-16. (In Russ.) https://doi.org/10.24411/2588-0527-2019-10036

Введение

По данным литературы, снижение концентрации витамина А в крови ассоциировано с различными заболеваниями, такими как колоректальный рак [1], ксерофтальмия [2], эктопия шейки матки, нарушения менструального цикла, болезнь Крона [3], но также встречается и у здоровых добровольцев [4]. Согласно исследованиям, низкие концентрации витамина А приводят к увеличению детской смертности в странах с низким экономическим развитием [2, 5]. По данным Всемирной организации здравоохранения, при недостаточном питании дефицит витамина А является наиболее распространённым нарушением питания в мире. Дефицит витамина А представляет собой серьёзную проблему общественного здравоохранения, затрагивающую особенно детей и женщин во время беременности, в развивающихся странах за счёт учащения инфекционных заболеваний при дефиците витамина А. Исследования показывают, что витамин А также является важным фактором, играющим непосредственную роль в сложном процессе дифференцировки и созревания лёгочной ткани [6]. Была выдвинута гипотеза о том, что более высокие уровни витамина А снижают риск заболевания трансплантат против хозяина за счёт снижения проницаемости желудочно-кишечного тракта, уменьшения повреждения слизистой оболочки и уменьшения притока лимфоцитов в кишечник. Это было косвенно подтверждено в исследовании Lounder DT, et al. [7]. Кроме того, концентрации ретинола в сыворотке снижаются во время инфекции и воспаления [8]. По оценкам ВОЗ, в 2009 г. 5,2 млн детей дошкольного возраста и 9,8 млн беременных женщин страдали от ночной слепоты, что соответствует 0,9 и 7,8 % распространённости дефицита витамина А, соответственно [9]. Также было подсчитано, что на основании принятого в настоящее время ограничения на низкие концентрации ретинола в сыворотке (<0,7 мкмоль/л), дефицитом страдают 190 млн дошкольников и 19,1 млн беременных женщин во всём мире. Эти оценки соответствуют 33,3 % детей дошкольного возраста и 15,3 % беременных женщин в группах риска по дефициту витамина А. Африка и Юго-Восточная Азия в наибольшей степени страдают от дефицита витамина А для этих групп населения [9].

Основная часть

Метаболизм витамина А

Под названием витамин А объединяют несколько жирорастворимых веществ, наиболее важными из которых являются ретинол, ретиналь и ретиноевая кислота. В продуктах питания витамин А присутствует как в виде эфиров ретинола, так и в виде провитаминов — каротиноидов. Наиболее важным провитамином является бета-каротин, так как из него образуется две молекула ретинола, тогда как из других каротиноидов — только одна. Эфиры ретинола расщепляются в тонкой кишке с высвобождением ретинола. Каротины всасываются из кишечника хуже, чем ретинол: усваивается не более 1/6 общего количества бета-каротина из пищи [12]. Всасывание бета-каротина и каротиноидов происходит, главным образом, в верхней трети кишечника путём пассивной абсорбции с участием переносчиков — при физиологических концентрациях витамина, или пассивной диффузии — при более высоких концентрациях [10]. В результате действия фермента 15,15’-оксигеназы на β-каротин в слизистой оболочке кишечника образуются две молекулы ретиналя. Незначительная часть его окисляется до ретиноевой кислоты, а основная часть восстанавливается до ретинола.

Далее ретинол транспортируется в печень в виде хиломикронов, связываясь с транстиретином и ретинол-связывающим белком (RBP). Большая часть хиломикронов гидролизуется липопротеинлипазой во внепечёночных тканях [11].

Общие запасы витамина А в организме регулируют гомеостаз витамина А. Уровень витамина А также косвенно регулирует биоконверсию каротиноидов провитамина А в ретинол [12].

Метаболические функции витамина А осуществляются в сетчатке ретинолом и ретиналем, а в остальных органах – ретиноевой кислотой. Метаболическими функциями ретиналя являются обеспечение темновой адаптации. В этой реакции имеется постоянная потеря ретиналя, которая должна восполняться из запасов ретинола, поэтому при гиповитаминозе А наблюдается деструкция палочек, развивается нарушение сумеречного и ночного зрения [12].

Ретиноевая кислота является гормоноподобным соединением, которое регулирует экспрессию генов путём активации ядерных рецепторов, называемых рецепторами ретиноевой кислоты (RAR), которые являются лиганд-контролируемыми факторами транскрипции. Они функционируют как гетеродимеры с рецептором ретиноида X (RXR). Гетеродимеры RARRXR связываются с регуляторными областями генов-мишеней и активируют экспрессию генов при связывании ретиноевой кислоты с рецетором [13]. Ретиноевая кислота регулирует экспрессию генов некоторых рецепторов факторов роста, в том числе рецептора 6, стимулированного ретиноевой кислотой (STRA6). STRA6 является высокоаффинным мембранным рецептором для RBP и обеспечивает перенос витамина А из крови в клетки [15]. Ретиноевая кислота индуцирует экспрессию транскрипционного фактора кишечника ISX [15]. Затем ISX подавлял экспрессию каротиноид-15,15’-оксигеназы, кодируемой геном BCMO1.

Ретиноевая кислота предупреждает метаплазию железистого эпителия в плоский ороговевающий. При дефиците витамина А происходит кератинизация железистого эпителия различных органов, что нарушает их функцию и способствует возникновению кератом, ухудшают течение псориаза, ихтиоза.

Генетические особенности, влияющие на концентрацию витамина D в сыворотке крови у европеоидного населения, и их ассоциация с различными заболеваниями

BCMO1

BCMO1 — ген, кодирующий каротиноид-15,15’-оксигеназу, вероятно, единственный фермент, ответственный за превращение провитамина А в ретинол у млекопитающих. Наличие двух однонуклеотидных полиморфизмов (R267S: rs12934922; A379V: rs7501331) с частотами вариантов аллелей 42 и 24 %, соответственно, показало снижение каталитической активности BCMO1 на 57 % (p < 0,001) [16].

Наличие трёх минорных аллелей (rs6420424, rs11645428, и rs6564851) снижали каталитическую активность BCMO1 у женщин-добровольцев на 59, 51 и 48 %, соответственно. Кроме того, были обнаружены большие межэтнические различия в частоте этих аллелей, с частотами, варьирующимися от 43 до 84 % (rs6420424), от 52 до 100 % (rs11645428) и от 19 до 67 % (rs6564851). Таким образом, ряд SNP может повлиять на эффективность использования каротиноидов провитамина А на растительной основе для повышения статуса витамина А в группах риска, и этот эффект может варьироваться в зависимости от этнического происхождения [17].

RBP4, TTR RBP4 — ген, кодирующий ретинол-связывающий белок. TTR — ген, кодирующий транстиреин — белок, обеспечивающий транспорт тироксина и ретинола.

На выборке из 5 006 пациентов кавказоидной расы было показано, что два однонуклеотидных полиморфизма rs1667255 рядом с геном TTR и rs10882272 в гене RBP4, связаны с уровнем циркулирующего ретинола в крови. Отмечено, что у мужчин оба минорных аллеля (С/С rs1667255 и С/С rs10882272) повышают уровень ретинола и бета-каротина в крови на 12,7–15,1 % [18].

 

LRAT

Ген LRAT кодирует лецитинретинолацилтрансферазу, которая является микросомальным ферментом, катализирующим реакцию этерификации ретинолов в полностью ретинольный эфир при фототрансдукции. Минорные аллели rs201825 (А/А) и rs727153 (С/С), находящиеся вблизи гена LRAT, показали связь с возникновением болезни Альцгеймера с поздним началом в исследовании Abraham R, et al. в 2008 г. (rs201825, p = 6,1 ⋅ 10–7, rs727153 p = 3,4 ⋅ 10–6) [19].

Нормы суточного потребления витамина А для разных групп населения

RXRA

RXRA — ген, кодирующий рецептор ретиноида Х (RXR).

Обычный генотип rs3118570 (А/А) в этом гене был ассоциирован в исследовании с повышенным риском рака головы и шеи в 3,33 раза, по сравнению с гетерозиготой (А/С) [CI 1,67–6,67] [20].

STRA6

STRA6 — ген рецептора 6, стимулированный ретиноевой кислотой. Связываясь с рецептором STRA6, ретинол попадает внутрь клеток-мишеней.

В исследовании Nair AK, et al. (2010) была показана значимая связь трёх SNP, rs974456, rs736118 и rs4886578 в STRA6 с диабетом типа 2 (p = 0,001, OR 0,79 [0,69–0,91], p = 0,003, OR 0,81 [0,71–0,93] и

p = 0,001 или 0,74 [0,62–0,89], соответственно [21].

Современные рекомендации по диагностике и лечению дефицита витамина А

Дефицит витамина А определяется по следующим клиническим признакам:

•сухость кожи, гиперкератоз локтей и коленей, фолликулярный гиперкератоз, угри, гнойничковые поражения кожи;

сухость и тусклость волос, ломкость и исчерченность ногтей;

•нарушения темновой адаптации, блефарит, ксерофтальмия, при авитаминозе – кератомаляция, перфорация роговицы и слепота;

•нарушение иммунологического статуса, склонность к инфекционным заболеваниям;

•повышение риска возникновения злокачественных новообразований [12].

Лабораторной нормой для уровня ретинола в сыворотке крови считается значения выше 20 мкг / 100 мг, или 0,70 ммоль/л. Низкими значениями считается уровень ретинола 10–20 мкг / 100 мл, 0,50– 0,70 мкмоль/л, и недостаточным – менее 10 мкг / 100 мл, или 0,35 мкмоль/л, по данным ВОЗ [22]. Однако в рутинной практике фактические значения ретинола не определяют и опираются на клинические данные.

Существуют суточные нормы потребления витамина А для различных групп населения. Более подробные данные представлены в табл. 1.

Содержание витамина А в продуктах питания

Пищевыми источниками витамина А являются продукты животного и растительного происхождения (табл. 2).

Препараты витамина А

Современные препараты и биодобавки представлены как ретинол-содержащими, так и содержащие каротиноиды [24].

Основным препаратом витамина А является ретинола ацетат либо ретинола пальмитат, который используется при лечении следующих заболеваний: гиповитаминоз A, инфекционные заболевания (корь, дизентерия, трахеит, бронхит, пневмония); заболевания кожи (ожоги, обморожения, раны, туберкулёз кожи, гиперкератозы, ихтиоз, псориаз, пиодермия, некоторые формы экзем); заболевания глаз (пигментный ретинит, гемералопия, ксерофтальмия, кератомаляция, конъюнктивиты); хронический энтероколит, гепатит, как дополнение к этиотропной терапии.

Рекомендуемые дозировки ретинола пальмитата для лечения различных заболеваний [25]:

•При авитаминозе лёгкой и средней степени тяжести: взрослым — до 33 000 МЕ/сут; детям — 1 000– 5 000 МЕ/сут в зависимости от возраста;

•При заболеваниях глаз (гемералопия, ксерофтальмия, пигментный ретинит): взрослым — 50 000– 100 000 МЕ/сут и одновременно 0,02 г рибофлавина;

•При заболеваниях кожи: взрослым — 50 000– 100 000 МЕ/сут; при угревой сыпи и ихтиозиформных эритродермиях — по 100 000–300 000 МЕ/сут. Детям

назначают из расчёта 5 000–10 000 МЕ/кг в сутки;

•В гастроэнтерологии — по 50000 МЕ в сутки;

•Разовые дозы ретинола пальмитата для взрослых не должны превышать 50 000 МЕ и для детей — 5 000 МЕ.

Суточные дозы для взрослых — 100 000 МЕ и для детей — 20 000 МЕ.

Также существуют препараты — производные ретинола (Ацитретин, Изотретиноин, Третиноин) для лечения псориаза, угревой сыпи, ихтиоза, которые действуют через ядерные рецепторы к ретиноевой кислоте. Особенности эффективности этих препаратов в зависимости от генетических особенностей не изучались.

Стандартные дозировки изотретиноина при лечении угревой сыпи таковы [26]:

•Лечение следует начинать с дозы 0,5 мг/кг/сут. У большинства больных доза колеблется от 0,5 до 1 мг/кг массы тела в сутки. Больным с очень тяжёлыми формами заболевания или с акне в области туловища могут потребоваться более высокие суточные дозы – до 2 мг/кг.

Выводы

Учитывая фармакогенетические особенности метаболизма β-каротина в ретинол, для некоторой части пациентов препараты, содержащие β-каротин, могут быть менее эффективны, чем ретинол-содержашие препараты. Представляется целесообразным рассмотреть STRA6, RXRA как кандидаты для исследований фармакогенетики этих препаратов. На данный момент не существует персонализированных рекомендаций по лечению дефицита витамина А в зависимости от особенностей генотипа, однако современные знания о роли генетических факторов дают предпосылки для таких исследований. 

Литература / References

  1. Белевцов Ю.П., Перепадя С.В., Моисеенко А.С., и др. Клинико-диагностическое значение витаминной недостаточности у больных колоректальным раком // Новообразование. – 2011. – Т. 2. – № 8. – С. 98–103. [Belevtsov YuP, Perepadya SV, Moiseenko AS, et al. Clinical and diagnostic vitamin insufficiency importance in patients with colorectal cancer. Novoobrazovanie. 2011;2(8):98–103. (In Russ).]
  2. Humphrey JH, Agoestina T, WuL, et al. Impact of neonatal vitamin A supplementation on infant morbidity and mortality. J Pediatr. 1996;128: 489–496. PMID:8618182
  3. Soares-Mota M, Silva TA, Gomes LM, et al. High prevalence of vitamin A deficiency in Crohn’s disease patients according to serum retinol levels and the relative dose-response test. World J Gastroenterol. 2015;21(215):1614– 1620. DOI: 10.3748/wjg.v21.i5.1614
  4. Строкова О.А., Кремлева Е.А., Константинова О.Д. Влияние интравагинального воздействия α-токоферола, ретинола ацетата и аскорбиновой кислоты на изменение состава микрофлоры нижних отделов репродуктивного тракта у молодых женщин // Российский вестник акушера-гинеколога. – 2014. – Т. 16. – № 6. – С. 65–69. [Strokova OA, Kremleva EA, Konstantinova OD. Impact of intravaginal action of α-tocopherol, retinol acetate, and ascorbic acid on a change in the composition of the lower reproductive tract microflora in young women. Rossiiskii vestnik akushera-ginekologa. 2014;16(6):65–69. (In Russ).]
  5. Rahmathullah L, Tielsch JM, Thulasiraj RD, et al. Impact of supplementing newborn infants with vitamin A on early infant mortality: community based randomised trial in southern India. BMJ. 2003;327: 254–259. DOI: 10.1136/bmj.327.7409.254
  6. Esteban-Pretel G, Marín MP, Renau-Piqueras J, et al. Vitamin A deficiency alters rat lung alveolar basement membrane: Reversibility by retinoic acid. J. Nutr. Biochem. 2010;21:227–236. DOI: 10.1016/j.jnutbio.2008.12.007
  1. Lounder DT, Khandelwal P, Dandoy CE,. et al. Lower levels of vitamin A are associated with increased gastrointestinal graft-versus-host disease in children. Blood. 2017 May 18; 129(20):2801–2807. DOI: 10.1182/blood-2017-02-765826
  1. Tanumihardjo SA, Russell RM, Stephensen CB, et al. Biomarkers of Nutrition for Development (BOND)—Vitamin A Review. J Nutr. 2016 Sep;146(9):1816S–1848S. DOI: 10.3945/jn.115.229708
  2. WHO. Global prevalence of vitamin A deficiency in populations at risk: 1995–2005. WHO Global Database on Vitamin A Deficiency. Geneva (Switzerland): WHO; 2009. (https://apps.who.int/iris/bitstream/hand le/10665/44110/9789241598019_eng.pdf по состоянию на 10.08.19)
  3. Blomhoff R, Blomhoff HK. Overview of retinoid metabolism and function. J Neurobiol. 2006;66:606–630. DOI:10.1002/neu.20242
  4. Kam RKT, Deng Y, Chen Y, Zhao H. Retinoic acid synthesis and functions in early embryonic development. Cell Biosci. 2012;2:11. DOI:10.1186/2045-3701-2-11
  5. Диетология. 4-е изд. / Под ред. А.Ю. Барановского. – СПб.: Питер; 2012. [Dietologiia 4-e izd / Pod red. AIU Baranovskogo. SPb. Piter; 2012. (In Russ).]
  1. Chambon P. A decade of molecular biology of retinoic acid receptors. FASEB J. 1996;10:940–954. PMID:8801176
  1. Sun H, Kawaguchi R. The membrane receptor for plasma retinolbinding protein, a new type of cell-surface receptor. Int Rev Cell Mol Biol. 2011;288:1–41. DOI:10.1016/B978-0-12-386041-5.00001-7
  2. Lobo GP, Hessel S, Eichinger A, et al. ISX is a retinoic acid-sensitive gatekeeper that controls intestinal β, β-carotene absorption and vitamin A production. FASEB J. 2010 Jun; 24(6):1656–1666. DOI: 10.1096/fj.09-150995
  3. Leung WC, Hessel S, Mеplan C, et al. Two common single nucleotide polymorphisms in the gene encoding beta-carotene 15,15’-monoxygenase alter beta-carotene metabolism in female volunteers. FASEB J. 2009 Apr;23(4):1041–1053. DOI: 10.1096/fj.08-121962
  4. Lietz G, Oxley A, Leung W, Hesketh J. Single nucleotide polymorphisms upstream from the β-carotene 15,15’-monoxygenase gene influence provitamin A conversion efficiency in female volunteers. J Nutr. 2012 Jan;142(1):161S–5S. DOI: 10.3945/jn.111.140756
  5. Mondul AM, YuK, Wheeler W, et al. Genome-wide association study of circulating retinol levels. Hum Mol Genet. 2011. Dec 1;20(23):4724–4731. DOI: 10.1093/hmg/ddr387
  6. Abraham R, Moskvina V, Sims R, et al. A genome-wide association study for late-onset Alzheimer’s disease using DNA pooling. BMC Med Genomics. 2008 Sep 29;1:44. DOI: 10.1186/1755-8794-1-44
  7. Lee JJ, Wu X, Hildebrandt MA, et al Global assessment of genetic variation influencing response to retinoid chemoprevention in head and neck cancer patients. Cancer Prev Res (Phila). 2011 Feb; 4(2):185–193.DOI: 10.1158/1940-6207.CAPR-10-0125
  1. Nair AK, Sugunan D, Kumar H, Anilkumar G. Case-control analysis of SNPs in GLUT4, RBP4 and STRA6: association of SNPs in STRA6 with type 2 diabetes in a South Indian population. PLoS One. 2010 Jul 6;5(7):e11444. DOI: 10.1371/journal.pone.0011444
  2. WHO. Serum retinol concentrations for determining the prevalence of vitamin A deficiency in populations. Vitamin and Mineral Nutrition Information System. Geneva, World Health Organization, 2011 (WHO/ NMH/NHD/MNM/11.3) (http://ww>w.who.int/vmnis/indicators/retinol_ ru.pdf, по состоянию на 10.08.19).
  3. Food Labeling: Revision of the Nutrition and Supplement Facts Labels Food and Drug Administration, 2016 (https://www.federalregister. gov/documents/2016/05/27/2016-11867/food-labeling-revision-of-thenutrition-and-supplement-facts-labels по состоянию на 10.08.19).
  4. Сергеев А.В., Ананьев В.С., Капитанов, С.А., и др. Фармакокинетика каротиноидов и каротинсодержащих препаратов // Российский Биотерапевтический Журнал. – 2017. – Т. 16 – № 3. – С. 92–101. [Sergeev AV, Anan’ev VS, Kapitanov AB. Pharmacokinetics of carotenoids and carotene containing compounds. Rossiysky Bioterapevtichesky Zhurnal. 2017;16(3):92–101. (In Russ).] DOI: 10.17650/1726-9784-2017-16-3-92-101
  5. Официальная инструкция к ретинола пальмитату. [Ofitsialnaia instruktsiia k retinola palmitatu. (In Russ).] (https://ww>w.rlsnet.ru/tn_index_ id_5073.htm по состоянию на 10.08.19)
  6. Официальная инструкция к изотретиноину. [Ofitsialnaia instruktsiia k izotretinoinu. (In Russ).] (https://ww>w.rlsnet.ru/tn_index_ id_2820.htm по состоянию на 10.08.19)

Список литературы

1. Белевцов Ю.П., Перепадя С.В., Моисеенко А.С., и др. Клинико-диагностическое значение витаминной недостаточности у больных колоректальным раком // Новообразование. – 2011. – Т. 2. – № 8. С. 98–103.

2. Humphrey JH, Agoestina T, WuL, et al. Impact of neonatal vitamin A supplementation on infant morbidity and mortality. J Pediatr. 1996;128: 489–496. PMID:8618182

3. Soares-Mota M, Silva TA, Gomes LM, et al. High prevalence of vitamin A deficiency in Crohn’s disease patients according to serum retinol levels and the relative dose-response test. World J Gastroenterol. 2015;21(215):16141620. DOI: 10.3748/wjg.v21.i5.1614

4. Строкова О.А., Кремлева Е.А., Константинова О.Д. Влияние интравагинального воздействия α-токоферола, ретинола ацетата и аскорбиновой кислоты на изменение состава микрофлоры нижних отделов репродуктивного тракта у молодых женщин // Российский вестник акушера-гинеколога. – 2014. – Т. 16. – № 6. – С. 65–69.

5. Rahmathullah L, Tielsch JM, Thulasiraj RD, et al. Impact of supplementing newborn infants with vitamin A on early infant mortality: community based randomised trial in southern India. BMJ. 2003;327: 254–259. DOI: 10.1136/bmj.327.7409.254

6. Esteban-Pretel G, Marín MP, Renau-Piqueras J, et al. Vitamin A deficiency alters rat lung alveolar basement membrane: Reversibility by retinoic acid. J. Nutr. Biochem. 2010;21:227–236. DOI: 10.1016/j.jnutbio.2008.12.007

7. Lounder DT, Khandelwal P, Dandoy CE,. et al. Lower levels of vitamin A are associated with increased gastrointestinal graft-versus-host disease in children. Blood. 2017 May 18; 129(20):2801–2807. DOI: 10.1182/blood-2017-02-765826

8. Tanumihardjo SA, Russell RM, Stephensen CB, et al. Biomarkers of Nutrition for Development (BOND)—Vitamin A Review. J Nutr. 2016 Sep;146(9):1816S–1848S. DOI: 10.3945/jn.115.229708

9. WHO. Global prevalence of vitamin A deficiency in populations at risk: 1995–2005. WHO Global Database on Vitamin A Deficiency. Geneva (Switzerland): WHO; 2009. (https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/44110/9789241598019_eng.pdf по состоянию на 10.08.19)

10. Blomhoff R, Blomhoff HK. Overview of retinoid metabolism and function. J Neurobiol. 2006;66:606–630. DOI:10.1002/neu.20242

11. Kam RKT, Deng Y, Chen Y, Zhao H. Retinoic acid synthesis and functions in early embryonic development. Cell Biosci. 2012;2:11. DOI:10.1186/2045-3701-2-11

12. Диетология. 4-е изд. / Под ред. А.Ю. Барановского. – СПб.: Питер; 2012.

13. Chambon P. A decade of molecular biology of retinoic acid receptors. FASEB J. 1996;10:940–954. PMID:8801176

14. Sun H, Kawaguchi R. The membrane receptor for plasma retinolbinding protein, a new type of cell-surface receptor. Int Rev Cell Mol Biol. 2011;288:1–41. DOI:10.1016/B978-0-12-386041-5.00001-7

15. Lobo GP, Hessel S, Eichinger A, et al. ISX is a retinoic acid-sensitive gatekeeper that controls intestinal β, β-carotene absorption and vitamin A production. FASEB J. 2010 Jun; 24(6):1656–1666. DOI: 10.1096/fj.09-150995

16. Leung WC, Hessel S, Mеplan C, et al. Two common single nucleotide polymorphisms in the gene encoding beta-carotene 15,15’-monoxygenase alter beta-carotene metabolism in female volunteers. FASEB J. 2009 Apr;23(4):1041–1053. DOI: 10.1096/fj.08-121962

17. Lietz G, Oxley A, Leung W, Hesketh J. Single nucleotide polymorphisms upstream from the β-carotene 15,15’-monoxygenase gene influence provitamin A conversion efficiency in female volunteers. J Nutr. 2012 Jan;142(1):161S–5S. DOI: 10.3945/jn.111.140756

18. Mondul AM, YuK, Wheeler W, et al. Genome-wide association study of circulating retinol levels. Hum Mol Genet. 2011. Dec 1;20(23):4724–4731. DOI: 10.1093/hmg/ddr387

19. Abraham R, Moskvina V, Sims R, et al. A genome-wide association study for late-onset Alzheimer’s disease using DNA pooling. BMC Med Genomics. 2008 Sep 29;1:44. DOI: 10.1186/1755-8794-1-44

20. Lee JJ, Wu X, Hildebrandt MA, et al Global assessment of genetic variation influencing response to retinoid chemoprevention in head and neck cancer patients. Cancer Prev Res (Phila). 2011 Feb; 4(2):185–193. DOI: 10.1158/1940-6207.CAPR-10-0125

21. Nair AK, Sugunan D, Kumar H, Anilkumar G. Case-control analysis of SNPs in GLUT4, RBP4 and STRA6: association of SNPs in STRA6 with type 2 diabetes in a South Indian population. PLoS One. 2010 Jul 6;5(7):e11444. DOI: 10.1371/journal.pone.0011444

22. WHO. Serum retinol concentrations for determining the prevalence of vitamin A deficiency in populations. Vitamin and Mineral Nutrition Information System. Geneva, World Health Organization, 2011 (WHO/ NMH/NHD/MNM/11.3) (http://www.who.int/vmnis/indicators/retinol_ru.pdf, по состоянию на 10.08.19).

23. Food Labeling: Revision of the Nutrition and Supplement Facts Labels Food and Drug Administration, 2016 (https://www.federalregister.gov/documents/2016/05/27/2016-11867/food-labeling-revision-of-thenutrition-and-supplement-facts-labels по состоянию на 10.08.19).

24. Сергеев А.В., Ананьев В.С., Капитанов, С.А., и др. Фармакокинетика каротиноидов и каротинсодержащих препаратов // Российский Биотерапевтический Журнал. – 2017. – Т. 16 – № 3. – С. 92–101. DOI: 10.17650/1726-9784-2017-16-3-92-101

25. Официальная инструкция к ретинола пальмитату. (https://www.rlsnet.ru/tn_index_id_5073.htm по состоянию на 10.08.19)

26. Официальная инструкция к изотретиноину. (https://www.rlsnet.ru/tn_index_id_2820.htm по состоянию на 10.08.19)


Об авторах

Е. М. Зеленская
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт химической биологии и фундаментальной медицины Сибирского отделения Российской академии наук (ИХБФМ СО РАН)
Россия

Зеленская Елена Михайловна – м. н. с. лаборатории персонализированной медицины. SPIN-код: 5792-0076

Новосибирск



Г. И. Лифшиц
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт химической биологии и фундаментальной медицины Сибирского отделения Российской академии наук (ИХБФМ СО РАН)
Россия

Лифшиц Галина Израилевна – д. м. н., профессор, заведующая лабораторией персонализированной медицины. SPIN-код: 9704-1601

Новосибирск



Для цитирования:


Зеленская Е.М., Лифшиц Г.И. Генетические предпосылки снижения концентрации ретинола в сыворотке крови. Фармакогенетика и Фармакогеномика. 2019;(1):12-16. https://doi.org/10.24411/2588-0527-2019-10036

For citation:


Zelenskaya E.M., Lifshits G.I. Genetic prerequisites for reducing serum retinol concentration. Pharmacogenetics and Pharmacogenomics. 2019;(1):12-16. (In Russ.) https://doi.org/10.24411/2588-0527-2019-10036

Просмотров: 65


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2686-8849 (Print)
ISSN 2588-0527 (Online)